Кузнецова М.В. Влияние судебной практики на российскую правовую систему

Материалы Всероссийской НПК «Наука. Общество. Образование» (2017 г.)

Влияние судебной практики на российскую правовую систему

Influence of judicial practice on the Russian legal system

 

Кузнецова Марина Викторовна

Доцент ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

olha58@mail.ru

 

Аннотация. В статье автор затрагивает проблемы, связанные с правовой природой судебных актов. Автор подчеркивает, что правоприменительная практика не является источником права. Она способствует оптимизации  действующего нормативно-правового регулирования Российской Федерации.

Annotation. In the article an author affects the problems related to legal nature of judicial acts. An author underlines that правоприменительная practice is not the source of right. She assists optimization of the operating normatively-legal adjusting of Russian Federation.

Ключевые слова. Cудебная практика, источники права, решения Верховного Суда Российской Федерации, аналогия права, правоприменительная деятельность.

Keywords. Judicial of practical worker, sources of right, decision of Supreme Court of Russian Federation, analogy of right, правоприменительная activity.
Прежде чем углубиться в  обозначенную тему, необходимо уяснить, что есть судебная практика. Судебную практику, по мнению В.М. Лебедева, следует рассматривать как всю совокупность деятельности судов по применению законодательства при рас­смотрении гражданских, уголовных, административных и иных судебных дел [1]. Иначе говоря, как опыт индивидуально-правовой деятельности судов, в том числе обобщений и анализа этой дея­тельности, а также решений разных судебных инстанций, вклю­чая постановления и определения Верховного Суда РФ по конк­ретным категориям дел.

Полемика по поводу правового статуса судебной практи­ки, признания или нет ее источником права, относится к реше­ниям и постановлениям высших судебных инстанций, связанных с толкованием и применением права. Практику решений высших судебных органов по конкретным делам, некоторые авторы именуют прецедентной.

Судебный прецедент не характерен для отечественной правовой системы в ее историчес­ком развитии и современном состоянии. Например, один из пер­вых русских ученых-процессуалистов проф. К. Малышев в «Курсе гражданского судопроизводства» (1874), говоря о нормах граж­данского судопроизводства, писал: «…совершенно особого рода значение имеют судебные решения. Для того дела, по коему они состоялись, окончательные судебные решения имеют силу зако­на, но в отношении других дел, хотя бы и подобных, они не мо­гут быть признаваемы законом общими, для всех обязательными. Это правило вытекает из самой сущности решения, которое име­ет целью установление спорных гражданских отношений только между тяжущимися сторонами и на основании особенных по каждому делу обстоятельств; в другом деле, хотя бы и подобном, могут быть иные обстоятельства, иные оттенки отношений, иные субъекты и т.д. Однако судебные решения составля­ют весьма важный материал для индуктивного применения, раз­вития и построения права…

Споры, имеющие давнюю историю, ведутся по поводу правово­го значения разъяснений высших судебных инстанций, связанных с толкованием и применением законов. В научных трудах авторов XIX и начала XX в. велась столь же активная дискуссия, как и се­годня [2]. В попытке преодолеть видимые затруднения в определении правового статуса разъяснений высших судебных инстанций, учеными предлагались различные правовые конструкции, с помо­щью которых, по мнению их авторов, можно было бы адекватно решить эту проблему.

Следует заметить, что перед современными теоретиками права стоят те же вопросы, что и перед их предшественниками. Спектр высказываемых мнений колеблется от резкого отрицания правомерности отнесения положений, содержащихся в постановлениях высшей судебной инстанции к источникам права, до признания данных актов таковыми источниками.
Закон 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» (ст. 56) наделял Вер­ховный Суд правом давать руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства. Ныне Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) «О судебной системе Российской Федерации» (ст.19) подчеркивает, что Верховный Суд Российской Федерации осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов, образованных в соответствии с настоящим Федеральным конституционным законом, рассматривая гражданские дела, дела по разрешению экономических споров, уголовные, административные и иные дела, подсудные указанным судам, в качестве суда надзорной инстанции, а также в пределах своей компетенции в качестве суда апелляционной и кассационной инстанций. Рассматривает отнесенные к его подсудности дела в качестве суда первой инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации дает судам разъяснения по вопросам судебной практики.

Конституция РФ 1993 г. сохранила полномочия Верховного Суда по даче разъяснений, касающихся вопросов судебной практики, однако термин «руково­дящие» в тексте отсутствует. Это обстоятель­ство породило научную полемику относительно обязательности разъяснений, содержащихся в постановлениях, для нижестоящих судов.

Однако суть рассматриваемой проблемы находится не в плоско­сти обязательности или необязательности разъяснений высшей судебной инстанции, а в том, являются ли данные положения са­мостоятельными регуляторами общественных отношений, возни­кающих в сфере судопроизводства. Именно по наличию или отсут­ствию этого признака можно определить их юридический статус, а следовательно, ответить на вопрос, относятся ли постановления Пленума Верховного Суда РФ к источникам права.

По своему содержанию постановления Пленума Верховного Суда имеют различную направленность. В постановлениях разъяс­няются отдельные предписания ГПК, раскрывается содержание отдельных правовых норм; преодолеваются пробелы в правовом регулировании при помощи аналогии закона или права; обобщает­ся и анализируется судебная практика. Группа ученых, например, В.М. Жуйков, К.И. Комиссаров, В.В. Лазарев признают за постановлениями Пленума Верховного Суда РФ силу источника гражданского процессуального права [3]. В целом аргументация авторов состоит в том, что постановления имеют нормативный характер, подлежат неоднократному приме­нению и принудительному осуществлению, а также преодолевают пробелы в правовом регулировании.        Преодоление пробелов в праве возможно путем применения аналогии закона или аналогии права. Право применения аналогии нашло законодательное закрепление в ГПК. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судо­производства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (ана­логия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права). Пробелы в праве, по мнению В.М. Жуйкова, всегда были, есть и будут даже в самых стабильных законодательных системах, по­скольку объективно невозможно предусмотреть все, что требует правового регулирования. В современном законодательстве Рос­сии, продолжает автор, огромное количество пробелов. Это выз­вано кардинальными изменениями правовой системы, сложнос­тью законодательного процесса, бессистемностью законотворчес­кой деятельности и многими другими причинами. Судебная прак­тика в таких условиях довольно часто становится источником права.            Следует сказать, что точка зрения о том, что путем примене­ния аналогии создаются новые правовые нормы, неоднократно высказывалась и в советской литературе.

Следует отметить, что данная позиция наиболее адекватно отражает и юридический и фактический статус судебной практики в отече­ственной правовой системе. С формально-юридической точки зрения высшая судебная инстанция не имеет нормотворческих полномочий. Иное противоречило бы Конституции РФ, провозгла­шающей принцип разделения властей и определяющей функции каждой из ветвей власти.

С фактической стороны, суждение о том, что при преодоле­нии пробелов в праве судебная практика играет роль источника права, видится совершенно  необоснованным. Аналогия не создает новой нормы права, а лишь расширяет сферу применения уже существующих правовых норм.

Аналогия закона понимается как применение нормы, регулиру­ющей сходные отношения при отсутствии нормы процессуального права. Давая разъяснения по поводу применения аналогии права в той или иной ситуации, высшая судебная инстанция устанавливает наличие уже существующей правовой нормы, толкует ее содержа­ние с целью определения пригодности для разрешения возникаю­щих процессуальных вопросов и устанавливает порядок ее приме­нения, а не создает нового нормативного предписания. При возникновении необходимости использовать аналогию права, т.е. действовать исходя из принципов осуществления право­судия, Верховный Суд РФ осуществляет толкование содержания провозглашенных принципов правосудия. При этом необходимо иметь в виду, что принципы правосудия — это основополагающие идеи, нашедшие закрепление в нормах права. Иными словами, и в этом случае высшая судебная инстанция дает толкование правовых норм.

Представляется, что судебную практику следует рассматривать как элемент правовой системы, участвующий в правовом регули­ровании, но относится она не к правотворчеству, а к примене­нию права. В процессе деятельности судебных органов складыва­ются общие правовые положения, которые находят выражение в особых актах — постановлениях высших судебных инстанций. Эти положения конкретизируют нормы действующего права, по­скольку при всей самостоятельности судебной деятельности, она имеет характер именно применения права и строится в соответ­ствии с действующим правом. По этой причине данная деятель­ность относится к толкованию права, к правоприменительной конкретизации, а не к источнику права. Вне зависимости от того признают ли ученые судебную прак­тику источником права или нет, все без исключения отмечают ее очень большое значение для российской правовой системы. Зна­чение судебной практики в обобщенном виде можно определить следующим образом:

разъяснения высшей судебной инстанции обеспечивают единство судебной практики в РФ;

в процессе судебной правоприменительной деятельности вы­являются пробелы действующего законодательства;

судебная практика способствует  оптимизации нормативно-правового регулирования;

обобщение и анализ судебной практики позволяет выявить за­кономерности и тенденции развития правоприменительной дея­тельности, определить пути ее совершенствования; и т.д.

 

Библиографический список:

  1. Гримм Д. К вопросу о понятии и источнике обязательности юри­дических норм // Журнал Министерства юстиции (июль 1986 г.). СПб., 1986;
  2. Жуйков В.М. Роль разъяснений Пленума Верховного Суда Российс­кой Федерации в обеспечении единства судебной практики и защиты прав челове­ка // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. М., 1999. С. 15
  3. Лебедев В.М. Судебная практика и развитие законодательства // Законода­тельство России в XXI веке: По материалам научно-практической конференции. М., 2002. С. 42.

Добавить комментарий