Агаева К.И. Структурные элементы уступки требования

Материалы Всероссийской НПК «Право. Экономика. Общество» 1 апреля 2017 г.

Структурные элементы уступки требования

Structural elements of assignment

 

Агаева Камилла Ильхам-кызы

Agaeva Kamilla Il’ham-kyzy

Магистрант ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск

kamillaalieva18@gmail.com

 

Аннотация. В данной статье рассмотрены особенности правового регулирования элементов уступки требования — предмет, стороны, форма и содержание. Автором анализируется их правовое регулирование и судебно-арбитражная практика по рассмотрению споров, связанных с отдельными элементами сделки цессии.

Annotation. In this article the peculiarities of legal regulation of the elements of assignment — the subject, the parties, form and content. The author analyzes legal regulation and judicial-arbitration practice on disputes related to selected elements of the transaction of cession.

Ключевые слова: цессия, уступка требования, предмет, денежные требования, объект, правопритязание, форма, стороны, кредитор, должник, цедент, цессионарий, право требования

Keywords:  cession, assignment of a claim, the subject of a monetary claim, object, claim, form, party, creditor, debtor, assignor, assignee a right to claim

 

Под структурными элементами уступки требования понимаются ее ключевые элементы, к которым относятся предмет, стороны, форма и содержание сделки цессии. Причем, по мнению отдельных авторов, предмет сделки цессии является единственным существенным условием уступки требования.[5]

Предметом передаваемых прав по цессии в большинстве случаев выступают денежные требования, а само назначение цессии в этом случае заключается в проведении взаимных расчетов между сторонами. В то же время предметом цессии могут быть выступать не только денежные требования, но и другие обязательства, например, это могут быть обязательства о выполнении работ или оказании услуг. Тем не менее, уступка требования допускается далеко не во всех случаях, а именно в отношении не всех прав.

Как таковая цессия функционально обеспечивает юридическую возможность изменения состава участников обязательственного правоотношения при одновременном сохранении в неизменном виде его содержания и предмета. [18]

Объектом цессии является не право на взыскание, например, денежных средств, а конкретное правопритязание, направленное на получение денежных средств.

Не так давно Верховный Суд РФ определил существенные условия договора уступки требования. Так, в своем Определении от 24.02.2015 г. № 70-КГ14-7 Верховный Суд РФ указал, что договор уступки требования должен содержать указание, как на нового, так и на первоначального кредиторов. Кроме того, договор уступки требования должен содержать указание также на характер действий первоначального кредитора, который передает (уступает) право требования, тогда как новый кредитор в это время соглашается принять или принимает это право. [10]

Согласно ст. 388 ГК РФ допускается уступка требования кредитором другому лицу, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, и не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Так, важным моментом является правомерность уступки банком своих прав требования организации, не являющейся кредитной организацией и не имеющей соответствующей лицензии. Разъяснения по данному вопросу содержатся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 г. № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров». [11]

Также пояснения относительно правомерности уступки требования в этих случаях содержатся и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». [7] Однако названные документы выражают диаметрально противоположные точки зрения.

Для разрешения этого спора представляется существенным анализ применяемых норм ГК РФ, банковского законодательства и Закона о защите прав потребителей, который содержится в Определении Конституционного Суда РФ от 20.03.2014 г. № 608-О.[8]

Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Определении пришел к выводу о том, что положение п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей направлено на защиту прав потребителей как экономически более слабой и зависимой стороны в гражданско-правовых отношениях с организациями и индивидуальными предпринимателями. Таким образом, Конституционный Суд РФ по существу подтвердил позицию о незаконности заключения договоров об уступке прав требования по кредитным договорам с юридическими лицами, не имеющими банковской лицензии.

Представляется, что в данных спорных обстоятельствах личность кредитора имеет существенное значение для должника. Надо отметить, что и в вопросе о существенном значении личности кредитора для должника позиции Верховного Суда РФ и ВАС РФ также расходятся. Например, ВАС РФ в своем информационном письме от 13.09.2011 г. № 146 указал, что требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, и что при уступке требований по возврату кредита условия кредитного договора не изменяются и его положение не ухудшается.

И только в конце 2013 года принятие Федерального закона от 21.12.2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» [6] решило существовавшие спорные вопросы между ВАС РФ и ВС РФ относительно значимости личности кредитора для должника и необходимости в этом случае получения согласия должника на переуступку прав. Прежде всего, это произошло в силу положения ст.12 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)», законодательно закрепившего право осуществлять уступку прав (требований), в том числе и по кредитам, третьим лицам.

Как справедливо отмечается отдельными исследователями,  многие авторы не проводят четкого разграничения между правилом, установленным п.2 ст.388 ГК РФ и положением ст. 383 ГК РФ. Если ст. 383 ГК РФ говорит о принципиальном запрете уступки прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, то п.2 ст.388 ГК РФ указывает особенности уступки прав по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Иными словами, речь идет о правах, которые в принципе могут быть уступлены, однако значение личного элемента в обязательстве таково, что уступка требует согласия должника.

Установить какой-либо перечень обязательств, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, вряд ли возможно. Так, можно согласиться с отнесением к обязательствам, в которых личность кредитора имеет для должника существенное значение, договора о совместной деятельности, о котором говорится в п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 г. № 56 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве». [9]

Уступить можно как существующие права требования, так и будущие, которые на момент заключения договора уступки еще не возникли. Ранее это следовало из п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 г. № 120.[4]  Как разъяснил Президиум ВАС РФ в п. 13 информационного письма № 120, отсутствие в соглашении об уступке части права (требования), возникшего из длящегося обязательства, указания на основание для возникновения уступаемого права (требования), а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора. Следовательно, уступаемое право должно быть четко определено в договоре. [17]

В новой редакции ГК РФ однозначно признает возможность уступки будущего требования. Однако, следует отметить, что ГК РФ признает возможность уступки не всякого будущего требования: необходимо определить (видимо, описать содержание и иные существенные условия) будущее требование в соглашении об уступке. При этом требуется, чтобы оно было определено «способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию». Момент перехода будущего требования установлен в  п.2 ст.388.1 ГК РФ. [15]

Форму уступки права (требования) определяет ст.389 ГК РФ, носящая одноименное название.  При анализе п. 1  ст. 389 ГК РФ важно отметить, что в ней не разрешается известный вопрос о том, является ли цессия правовым последствием или цессия является самостоятельной сделкой. Возможно, разработчики обновленного ГК РФ решили, что на этот вопрос ими дан ответ тем, что по всему тексту комментируемой главы говорится о соглашении прежнего и нового кредиторов. Тем самым подразумевается, что если переход прав не происходит по основаниям, предусмотренным законом, то во всех остальных случаях должно быть соглашение, а в ст. 389.1 ГК и вовсе говорится о договоре, которым должны быть определены «взаимные права и обязанности цедента и цессионария». [16]

Второй пункт ст. 389 ГК РФ устанавливает, что соглашение об уступке требования по сделке, требующей государственной регистрации, должно быть зарегистрировано в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. В ГК РФ не указано, что за соглашение (или договор) имеется в виду.

Права и обязанности цедента и цессионария закреплены законодателем в ст.389.1 ГК РФ.  Пункт 3 ст.389.1 ГК РФ устанавливает правило, согласно которому цедент обязан передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования. Иное может быть предусмотрено договором между цедентом и цессионарием. Пункт 3 ст.389.1 ГК РФ сформулирован крайне неудачно, поскольку не вполне ясно, что имеется в виду под «всем полученным от должника». Данная норма может пониматься таким образом, что речь едва ли не идет обо всем имуществе, которое было предоставлено ранее цеденту в ходе исполнения обязательства. [16]

В п. 3 ст. 390 ГК РФ установлены последствия нарушения ее правил, содержащихся в п. 1 и 2 данной статьи. Следует отметить, что недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения. Это вытекает из Постановлений Президиума ВАС РФ от 11.06. 2013 г. №18431/12 по делу №А40-133899/11-68-1158 [14] и от 10.07.2012 г. №2551/12 по делу №А56-66569/2010.[13]

Таким образом, получение указанных прав (требовать возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков) не связано с недействительностью соглашения об уступке, т.е. не является следствием такой недействительности. В п. 4 ст. ст.390 ГК РФ устанавливается регулирование на случай передачи одного и того же требования нескольким лицам. Изменения касательно ответственности цедента нацелены на более активное использование данного инструмента, являются своего рода отражением развития судебной практики по указанному вопросу, реакцией законодателя на нужды экономического, предпринимательского оборота. [2]

Заключение договора цессии под условием оплаты должником денежных средств противоречит сущности договора цессии, а значит, является невозможным. Это вытекает из того, что договор цессии является договором уступки права требования. Таким образом, заключение договора цессии под условием оплаты должником денежных средств противоречит самой сущности договора цессии, а значит, невозможно. Данная позиция отражена в Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 22.04.2015 г. № Ф10-1146/2014 по делу № А35-1943/2013.[12]

Как показывает судебная практика, в случае уступки требования должник, желающий осуществить зачет своих встречных требований против требований первоначального кредитора, должен предъявлять встречный иск к истцу по первоначальному иску. В судебной практике устойчивой является следующая позиция: несмотря на то, что ответчиком по встречному иску выступает цессионарий, долги цедента к нему не переходят. Вместе с тем право должника на зачет против требований цессионария его требований к первоначальному кредитору не ставится под сомнение. Однако судебная практика нередко предлагает в такой ситуации удовлетворять встречные иски только по бесспорным требованиям, при этом само понятие бесспорного требования в судебной практике не раскрывается. [3]

Таким образом, важнейшим существенным условием уступки требования выступает условие о его предмете, индивидуализация которого может иметь различия в зависимости от конкретных обстоятельств гражданско-правового отношения. Обязательным структурным элементом уступки требования являются стороны цессии. Цедент (кредитор по изначальному договору), как сторона договора, отвечает перед цессионарием (новым кредитором согласно условиям договора цессии) за достоверность переданных сведений, однако не несет никакой ответственности по поводу хода покрытия долговых обязательств должником. Важным структурным элементом цессии является ее объект, представляющий собой  конкретное правопритязание, направленное на получение денежных средств. Договор цессии не может быть заключен под условием оплаты должником денежных средств, поскольку это противоречит сущности договора цессии.

Список источников

  1. Алоян А.Э. Условия уступки охранительных правопритязаний // Закон. – 2016. – № 1. С. 178–179.
  2. Арбузова Е.А. Ответственность цедента по статье 390 Гражданского кодекса Российской Федерации. Снижение рисков для цессионария // Молодой ученый. – – №2. – С. 655.
  3. Жилина М. Зачет после уступки требования // Арбитражные споры. – 2015. – № 2. – С. 109.
  4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. – 2008. – №  1.
  5. Нариманов Э.Н. Уступка требования (цессия): дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / Э.Н. Нариманов. – Рязань, 2004. – С. 113.
  6. О потребительском кредите (займе): федеральный закон от 21.12.2013 № 353-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 2013. – №51. – Ст. 6673.
  7. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 // Российская газета. –  № 156. – 2012. – 11 июля.
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Первое коллекторское бюро», общества с ограниченной ответственностью «Компания траст» и других на нарушение конституционных прав и свобод отдельными положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и Федерального закона «О банках и банковской деятельности: определение Конституционного Суда РФ от 20.03.2014 № 608-О [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/70637446/ (дата обращения: 22.03.2017).
  9. Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 № 56 // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 9.
  10. Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2015 № 70-КГ14-7 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1239720 (дата обращения: 22.03.2017).
  11. Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146 // Вестник ВАС РФ. – 2011. – № 11.
  12. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 22.04.2015  № Ф10-1146/2014 по делу № А35-1943/2013 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base (дата обращения: 22.03. 2017).
  13. Постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу    № А56-66569/2010 // Вестник ВАС РФ. – 2012. – № 11.
  14. Постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 № 18431/12 по делу  № А40-133899/11-68-1158// Вестник ВАС РФ. – 2013. – № 12.
  15. Рыжковская Е.А. Момент перехода права требования к цессионарию по договору цессии // Право и экономика. – – № 6. – С. 63–67.
  16. Санникова Л.В. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательного права» / А.В. Барков, А.В. Габов, М.Н. Илюшина и др.;  под ред. Л.В. Санниковой. – М.: Статут, 2016. –  С. 369–370.
  17. Цатурян Е. Налоговый учет перемены лиц в обязательстве // ЭЖ-Юрист. – – № 42. – С. 9.
  18. Шестаков В.А. Цессия в российском гражданском прав автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / В.А. Шестаков. – Волгоград, 2003. – С. 14–15.

Добавить комментарий