Корнилова Н.А. К вопросу о процессуальном статусе лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительных мер медицинского характера

Материалы Всероссийской НПК «Право. Экономика. Общество» 1 апреля 2017 г.

К вопросу о процессуальном статусе лица, в отношении которого ведётся  производство о применении принудительных мер медицинского характера

To the question of the procedural status of the person against whom proceedings are being conducted on the application of compulsory measures of a medical nature

 

Корнилова Наталья Александровна

Kornilova Natalia Alexandrovna

Магистрант ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск

natasha-94k@mail.ru

 

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы процессуального статуса лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительных мер медицинского характера, исследуются точки зрения учёных по данной проблеме и высказывается предложение о внесении изменений в действующее уголовно — процессуальное законодательство.

Annotation. The article presents problems of the procedural status of the person against whom proceedings are being conducted on the application of compulsory measures of a medical nature. Besides that, different point of view  investigated of this problems and we offer make changes to the Criminal procedural law.

Ключевые слова: принудительные меры медицинского характера, процессуальный статус лица, уголовный процесс.

Keywords: coercive measures of medical character, procedural status of the person against whom proceedings are being conducted on the application of compulsory measures of a medical nature, the criminal procedural law.

Вопрос применения принудительных мер медицинского характера (далее ПММХ) остаётся достаточно обсуждаемым в течение нескольких лет, поскольку нет чёткого законодательного урегулирования возникающих правоотношений.

В настоящее время существуют пробелы как в уголовном, так и в уголовно – процессуальном законодательстве.

Одной из дискуссионных является  проблема процессуального статуса лица, в отношении которого ведётся производство о ПММХ. Этому вопросу посвящены научные труды  Б. А. Спасенникова, М. Ш. Буфетовой, П. А. Колмакова, А. Н. Батанова, Ж. А. Бажуковой и многих других исследователей.  Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее УПК РФ) не содержит отдельной нормы, предусматривающей права и обязанности душевнобольных и наделяет их правами и обязанностями подозреваемого и обвиняемого (ст. ст. 46 – 47 УПК РФ). [1]

На наш взгляд такое законодательное положение не верно, поскольку лицо, в отношении которого ведётся производство о применении принудительных мер медицинского характера,  совершает не преступление, а общественно – опасное деяние и цель принудительного лечение не несёт в себе элементов кары. Таким образом, оно не обвиняется в совершении преступления.

Однако, изучение следственной практики показывает, что при производстве по уголовным делам в подавляющем большинстве случаев следователем выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Бажукова Ж. А. приходит к заключению, что если есть вопрос о процессуальном положении данного лица есть и вопрос о процессуальных гарантиях его прав и законных интересов, то есть процессуальный статус этого особого участника уголовного процесса является, своего рода «правовым щитом» от незаконного ограничения его прав и законных интересов. [2] Поддерживая мнение П.А Колмакова, автор предлагает такого участника уголовного судопроизводства обозначить как лицо, в отношении которого ведется дело применении ПММХ, или как лицо, нуждающееся в применении ПММХ.  Основанием для его появления в уголовном процессе может быть постановление о признании лицом, в отношении которого ведется дело о применении ПММХ. М. Ш. Буфетова соглашается с мнением П.А. Колмакова о том, что «ни при каких условиях между лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера и подозреваемым (обвиняемым) нельзя ставить знак равенства. С момента появления в качестве самостоятельного субъекта лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, из процесса автоматически «уходит» такой субъект как «подозреваемый» или «обвиняемый». Данное лицо должно быть рассмотрено как самостоятельный участник процесса. Основанием для этого должно выступить постановление о признании субъекта лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера». [3] По мнению М.С. Строговича, такое лицо вообще не может быть наделено процессуальными правами.[4]

На наш взгляд в главу 51 УПК РФ должна быть внесена отдельная норма, предусматривающая процессуальные права и обязанности лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительных мер медицинского характера. Это необходимо, прежде всего, для того, чтобы обеспечить всестороннюю защиту душевнобольных, а также учесть все особенности, присущие данному субъекту уголовно – процессуальных отношений. Кроме того, введение отдельной статьи, позволит правоприменителю более точно токовать нормы закона, а также избежать ошибок правоохранительных органов и судов.

Список источников

  1. Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации. – Москва: Проспект, 2016. – 288 с.
  2. Бажукова Ж. А. Гарантии прав лица, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство о применении принудительных мер медицинского характера: автореферат диссертацииhttp://www.dissercat.com/
  3. Буфетова М. Ш. Производство о применении принудительных мер медицинского характера: Дис. … канд. юрид. наук 12.00.09 -М.: РГБ,2005.
  4. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Том 2. Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. М.: Издательство «Наука» 1970. 616 с.

Добавить комментарий