Развитие образа в рисунке. Из опыта работы педагога дошкольного образования.

СП детский сад «Тополек» ГБОУ СОШ с. Бузаевка.

Старший воспитатель Салманова Марина Михайловна.

Из опыта работы.

Тема: «Развитие образа в рисунке»

Передача образа — важнейшая часть рисования. Рисунок, в котором нет внимания к образу, неполон, мало интересен.

В своей работе я поставила задачу развить в рисунке не только образ, но и реальное, близкое детям, в создании которого участвует и воображение, и непосредственное наблюдение окружающего.

Научить детей передавать образ в связи с сюжетом, на фоне сюжета и было моей задачей. Для осуществления ее и подбирала задания в определенной последовательности, намечала развитие нужных детям изобразительных умений, например, умение рисовать различных людей, животных, деревья, птиц, чтобы путем изображения найденный ребенком образ закреплялся  наряду с приобретением новых умений. Часто предыдущее задание подсказывало последующее.

Первые несложные задания были даны детям на основе их небольших наблюдений. Внимание детей сосредоточилось на образе близком, возникшем из свежих впечатлений. На первых порах мы еще не ставили перед детьми задачи раскрывать сюжет.  Нужно было подготовить их к этому. Первыми заданиями было нарисовать спортсмена и солдата, которые всегда вызывают интерес детей.

Спортсменов дети видели в парке, наблюдали, как они занимаются спортом: бегают, прыгают, играют в футбол. Я говорила детям, что спортсмены — смелые, ловкие, здоровые люди, обращала внимание детей на их одежду, на принадлежности спорта.

Также дети беседовали с военными, которые рассказывали о военной службе. Дети внимательно рассматривали их одежду, погоны, звездочки.

Давая детям эти задания, я стремилась к тому, чтобы спортсмен, военный были изображены в соответствующих костюмах, с характеризующими их предметами. Дети справились с заданиями и старались даже воспроизвести некоторые движения спортсменов: они нарисовали их в спортивных костюмах, бегающими, бросающими мяч. Саму фигуру человека дети изобразили плохо: длинные руки, большая голова. Но они любовались своими рисунками и живо обсуждали их содержание: «Вот как ловко спортсмен мяч бросил кончиком ноги», «А у меня спортсмен мяч высоко бросает».

Солдата нарисовали в военной форме с погонами. Все старались изобразить в своих рисунках солдата большим и сильным.

Следующие задания были более широкого содержания. Это рисование на  темы: «Осень в гости к нам пришла», «Дети на елке», «День защитника Отечества». Ребенок должен был из своих праздничных впечатлений отобрать и передать в рисунке образы детей в костюмах овощей, образ Осени, изобразить Деда Мороза, зверей. В задачи постепенно вошло требование изображать персонажи не только в соответствующей одежде, но и с характерными движениями. Рисуя сюжеты осеннего праздника и праздника Нового года, детям удалось изобразить одежду. Они нарисовали, например, Деда Мороза в тулупе, шапке, рукавицах. При этом объяснили, что он пляшет, а снежинки танцуют. Но это передавалось лишь словами. Дети, за исключением двух-трех, еще не умели  изобразить действие. И только позже, при рисовании на тему «День защитника Отечества», впервые почти все хорошо справились с данной задачей. Это можно объяснить тем, что у детей накопились наблюдения над движениями человека, сыграло роль и выполнение заданий на передачу позы, движений.

Затем перешли к более сложным заданиям — к изображению персонажей того или иного эпизода рассказа, сказки, причем перед детьми ставилась задача передать, как они могут, и некоторые состояния действующего лица.

Однако у большей части детей еще преобладало описание словами, а не рисунком.

В последующие задания я внесла еще некоторые усложнения, например, предложила передать несколько образов в одном эпизоде сказки. При рисовании сказки «Гуси-лебеди» детям была поставлена задача нарисовать девочку, ее братца, речку с кисельными берегами или яблоню, т.е. обратить внимание на один какой-либо образ, но отразить и другие образы сказки, дать образ девочки в действии — ест пирожок, спряталась под яблоньку, под бережок.

Дети не затруднялись в отборе образов и сюжета для своего рисунка. Они говорили: «Я нарисую, как девочка с Ивашечкой в печку спрятались». — «А я — как девочка подошла к яблоньке и ест кислое яблочко».

Многие дети смогли изобразить намеченное: как девочка спряталась под бережок, как ест пирожок. Света нарисовала, как девочка спряталась под ветку, а гуси ее ищут. Дети высказывали свое отношение к девочке из сказки.

Рисунки детей стали более живописными. Рисуя сюжет из сказки, Юля нарисовала полянку, усеянную цветами, и голубое небо с розовыми облаками, на рисунке Дениса — расписная печка и цветные гуси.

Я предложила детям нарисовать интересный случай из своей жизни, чтобы развить у них умение отобрать из запаса личных впечатлений интересный эпизод, приятное или веселое приключение, попутно с этим выделить в рисунке центральную фигуру, передать переживания действующего лица.

Это своеобразное задание представлялось мне заманчивым, но гораздо более сложным, чем предыдущее, было опасение, что дети с ним не справятся. Но опасения были напрасны.

Предварительная работа обеспечила успех занятия. Прежде всего надо было, чтобы дети поняли, что от них требуется. С этой целью за несколько дней до рисования я предложила  им вспомнить что-либо интересное из их жизни. На следующий день дети рассказали то, что они вспомнили. И только тогда, когда я убедилась, что детям все ясно, я предложила им рисовать на эту тему.

Задача была детьми выполнена. Из своих воспоминаний дети отобразили отдельный забавный случай, интересное воспоминание.

Конечно, у детей-дошкольников средства передачи в рисунках собственных переживаний очень ограниченные. Им доступно, например, как человек смеется, пляшет, хлопает в ладоши, грусть и боль они изображают в виде слез, если человек боится, он «съежился» — опущена голова, согнута спина, если сердится — покраснел.

Аня нарисовала, как пчелка укусила ее, и она плачет (слезы на щеках). Кирилл изобразил, как обезьяна смешит всех.

Итак, последующие задания усложнялись новыми заданиями, которые я ставила перед детьми, иногда задачи, недостаточно разрешенные в предыдущих заданиях, повторялись. Например, при рисовании сюжетов из сказки «Царевна-лягушка» я ставила перед детьми повторную задачу: передать образ в каком-либо действии.

Здесь, так же как и на предыдущем занятии, детям были даны предварительные задания: рассказать сказку дома родным, подумать и рассказать в детском саду, что им больше всего хочется нарисовать. Эта активная подготовка к рисованию по заданию была детьми хорошо проведена. Они с большим увлечением рассказывали, что и как нарисуют. Даша , играя в лото «Сказки Пушкина», выбрала карточку с изображением царевны и спросила меня, не нарисовать ли ей у Василисы Премудрой такой же головной убор. Рита заявила, что она нарисует красивый ковер, который соткала Василиса Премудрая. Дима решил нарисовать красивый дворец. Никто из детей не отклонился от намеченного. Все изобразили центральные фигуры сказки: Ивана-царевича, Василису Премудрую или обоих вместе. Сказочные персонажи у всех детей одни и те же, но выполнены по-разному. Дети выбрали и различные эпизоды сказки. Они передали изображенных людей в движении: Иван-царевич пускает стрелу, подает ковер царю, Василиса Премудрая танцует, вышла на крыльцо.

В различных заданиях перед детьми ставились задачи и технического порядка, например: рисовать предметы сплошным пятном, не обводить контуром, подбирать соответствующие краски к своему рисунку, составлять дополнительные цвета, тщательно и аккуратно закрашивать рисунки.

Постепенно это становилось достоянием каждого ребенка и играло положительную роль в передаче образа.

Также я намечала и индивидуальную работу с детьми над развитием умений, над воспитанием устойчивости замысла, над отбором впечатлений.

Это было вызвано тем, что некоторые дети не умели выбирать положительные впечатления.

Рисованию всегда предшествовали наблюдения, беседы, чтение. Я стремилась развивать воображение детей, освобождая его от посторонних, случайных явлений: с этой целью иногда предлагала детям закрыть глаза и представить себе тот или иной образ.

Когда дети, по моему совету, закрыли глаза, чтобы вообразить Василису Премудрую, Карина с большим чувством воскликнула: «Ой! Какая она у меня красивая!» Саша сказала: «Она в голубом платье и танцует». В другой раз Вова заметил: «Я придумал Бабу Ягу: она с длинным носом крючком, страшная-страшная!» Как видно, отчетливость персонажей в воображении облегчала детям и передачу образа словом, что прежде было трудно для них.

Руководство во время занятия — одно из важнейших условий развития детского творчества. На первых же занятиях возникла необходимость направить внимание детей на расположение рисунка. Некоторые дети не задумывались над тем,  где и как надо разместить предметы на рисунке, поэтому они иногда рисовали сбоку листа половину домика, часть дерева, солнца у Вовы не поместилась даже птица в небе, и он нарисовал ее с одним крылом. Я предлагала детям подумать до начала работы, как лучше расположить персонажи на рисунке. Умение продумывать композицию развивается быстро, если педагог в беседе с детьми помогает им выделить главное в рисунке, уяснить приблизительное соотношение частей предмета. Однако это довольно сложная работа для педагога, и она еще не дала мне желаемых результатов.

Наряду с этим шла работа над формой. Путем наблюдений с детьми над отдельными предметами я постепенно добивалась того, что в рисунках исчезли, например, толстые обрубленные сверху стволы деревьев с короткими ветками, вместо них появилось более правдоподобное изображение той или иной породы дерева.

А вот пример усвоения технического приема. Вначале дети, рисуя краской, наносили контур кистью, а потом закрашивали его. Я обратила внимание детей на то, как сразу рисовать пятном, показала       рисунок ребенка, который применял этот прием, отметила, что так получается красивее.

Дети постепенно освоили этот прием, полюбили его.

Приходилось помогать детям и в случае затруднений при построении замысла. Я предлагала назвать задуманные предметы. Если содержание рисунка получалось бедное, вопросами помогала раскрыть его. Например, Геля, иллюстрируя стихотворение «Ласточка», нарисовала лишь домик и не знала, что еще изобразить. Я напомнила ей стихотворение и спросила, что тут самое главное, о ком говорится. «Ласточка летит, — ответила Геля. — Я сейчас ее и нарисую». Однако в развитии сюжета затруднения встречались редко.

Дети стали передавать состояние изображаемых ими людей и по собственной инициативе. Так, на одном рисунке дети с широко раскрытыми руками встречают ласточку. «Маша бежит и Ивашечку прижала к себе», — говорит девочка, рисуя заключительный эпизод сказки «Гуси-лебеди».

Хотя робота детей в моей группе над образом еще продолжается, но уже можно подвести некоторые предварительные итоги.

Дети полюбили рисовать. Охотно садятся за работу даже те дети, которые слабо рисуют. Такие дети стараются рисовать лучше, а если что-либо не получается, они заявляют: «Я научусь». Дети часто приносят рисунки из дома, чтобы показать мне и своим товарищам.

У детей развилась способность замысла. Раньше они не задумывались над заданием, а теперь умеют предварительно наметить содержание рисунка. Они с возможной полнотой иллюстрируют небольшие стихотворения, а также могут выбрать тему или передать образы довольно большой сказки или найти их среди широкого запаса своих впечатлений.

Образ вошел в сюжет, наблюдается самостоятельность и смелость ребенка в его передаче.

Дети приобрели навыки в подборе подходящих красок, в составлении дополнительных цветов, полутонов, улучшились формы изображаемых предметов.

При свободном рисовании дети также довольно самостоятельны в выборе сюжета, в работе над образом. Их рисунки на свободную тему разнообразны по содержанию. В рисунках на свободную тему дети рисовали иллюстрации сказок «Золотая рыбка», «Кот, петух и лиса», «Колобок», отразили свои впечатления от праздника в детском саду, посещения цирка, причем персонажи рисунка наделены теми или иными выразительными чертами.

 

Добавить комментарий