Кирдяшева Л.С. Проблемы реализации обвиняемым права на защиту

Молодежь. Образование. Общество:  материалы Международной НПК (Иркутск, 02 мая 2017  г.)

Проблемы реализации обвиняемым права на защиту

Problems of realization of the accused right to defense

 

Кирдяшева Лина Сергеевна

Kirdyasheva Lina Sergeevna

Магистрант  ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск

kirdyasheva1992@mail.ru

 

Аннотация: В статье рассматривается вопрос допуска судом в качестве защитника наряду с адвокатом близких родственников и иных лиц. Анализируются решения Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, касающиеся оснований отказа в допуске данных лиц.

Annotation: The article discusses the issue of admission by the court as counsel, together with counsel relatives and other persons. Examines decisions of the Supreme Court and the constitutional Court of the Russian Federation concerning the grounds of refusal of admission.

Ключевые слова: обвиняемый, подсудимый, защитник, защита, уголовное судопроизводство, допуск в качестве защитника, адвокат, иные лица, близкие родственники.

Key words: accused, defendant, defender, defense, criminal proceedings, admission as advocate, attorney, other persons close relatives

Защитник смело может быть отнесен к числу субъектов, чья уголовно-процессуальная деятельность выделяется особо.

Согласно статье 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Статья 48 Конституции РФ также предусматривает право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатно (в случаях, предусмотренных законом), и право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Данные положения нашли свое отражение в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – УПК) в виде принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, который включает в себя представление указанным субъектам права защищаться от подозрения (обвинения) в совершении преступления лично, с помощью защитника и законного представителя, и ряд гарантий свободной реализации этого права.

Согласно части 2 статьи 49 УПК в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

На практике систематически имеют место случаи, когда суды отказывают обвиняемым в допуске в качестве защитника иного лица (не имеющего статус адвоката), руководствуясь различными причинами. Вслед за авторами особого мнения, выраженного в постановлении от 28 января 1997 г. № 2-П, считаю, что Конституция РФ не содержит ограничений для участия в качестве защитников по уголовным делам иных лиц. В ней закреплено право (которое всегда предполагает возможность выбора) на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и со стороны адвоката. Зачастую психологическая помощь, нравственная поддержка для человека не менее значимы, чем юридическая консультация. Наличие юридического образования становится условием допуска близких родственников и иных лиц к участию в деле в качестве защитника, хотя такого рода ограничения нормативно не закреплены.

Возможность свободного выбора защитника прямо предусматривается международными актами. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (пп. «d» п. 3), ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (пп. «с» п. 2) предусматривают право на защиту лица посредством «им самим выбранного защитника».

С другой стороны, нельзя отрицать, что чрезмерная свобода может и навредить правосудию. Без предварительной оценки суда защитником могут оказаться, например, недееспособные лица или те, кто не обладает необходимым жизненным опытом. О. В. Невская справедливо обращает внимание на то, что «процедура судебного контроля допуска «иных лиц» к участию в деле в качестве защитников в данном случае является гарантией права подозреваемого, обвиняемого на защиту. Ведь не каждый обладает необходимыми качествами для того, чтобы осуществлять должным образом защиту прав и законных интересов человека, особенно в сфере уголовного судопроизводства, где на карту поставлены самые важные конституционные права, в том числе и право на жизнь. В отношении адвокатов такой контроль не установлен только потому, что процедура наделения статусом адвоката предполагает прохождение квалификационного экзамена, в рамках которого и производится оценка профессиональных качеств адвоката, его способность юридически грамотно отстаивать права и законные интересы своего доверителя, подзащитного».

Интересно обратиться в связи с этим к практики Верховного Суда РФ по конкретным делам. В одном из своих апелляционных определений Верховный Суд РФ подтвердил законность решения нижестоящего суда об отказе в допуске в качестве защитника наряду с адвокатом иного лица, поскольку оно не имеет юридического образования, а также соответствующих навыков и опыта участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве. При этом Суд указал также следующее: «Отказ допустить к участию в производстве по уголовному делу в качестве защитника определенное лицо ввиду несоответствия его установленным в законе требованиям, не может рассматриваться как нарушение гарантируемых статьями 45 (часть 2) и 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации прав»[2]. Однако закон не содержит никаких требований к данным категориям защитников.

В другом апелляционном определении Верховного Суда РФ указывается: «Отклоняя ходатайство Арутюняна о допуске к участию в деле наряду с адвокатом другого лица, сестры подсудимого — А. суд обоснованно учел, что Арутюняном не представлено сведений, которые бы свидетельствовали о том, что его сестра А. обладает навыками, необходимыми для защитника в уголовном судопроизводстве (работала в торговле, бухгалтером и воспитателем в детском саду). Не приведено им также аргументированных доводов о том, что участие его сестры в качестве защитника наряду с адвокатом, будет безусловно способствовать эффективности защиты его в суде». [3] Показательно, что Верховный Суд РФ возложил на сторону защиты бремя доказывания того, что:

  • сестра подсудимого сможет эффективно содействовать его защите;
  • она будет являться в судебные заседания.

Есть некоторые вопросы по данному решению. Не вполне понятно, как именно сторона защиты должна была доказывать эти факты (предположим, что сестре подсудимого следовало сдать суду экзамен и представить доказательства привлечения няни). Также высказанная Верховным Судом РФ точка зрения не только существенно ограничивает право на защиту, но и не в полной мере согласовывается с правилом о распределении бремени доказывания, входящем в содержание принципа презумпции невиновности (часть вторая статьи 14 УПК РФ).

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2005 года указано, что приглашение по ходатайству обвиняемого для участия в судебном заседании в качестве защитника одного из близких родственников или иного лица прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом как один из способов защиты. Поскольку такой способ защиты не только не запрещен, но прямо предусмотрен в законе, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться им может иметь место лишь при наличии существенных к тому препятствий, в том числе в связи с наличием предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу. Во всяком случае, решение о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, об участии которых ходатайствует обвиняемый, не может быть произвольным, не учитывающим требований закона, обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица. В равной мере законодатель вправе установить, что осуществление такого допуска — это право суда, поскольку именно суд обеспечивает на судебной стадии уголовного судопроизводства условия для реализации права обвиняемого пользоваться помощью защитника и защищаться всеми не запрещенными законом способами, что было бы невозможным без наделения суда соответствующими правомочиями. [6].

Между тем, законодатель не устанавливает никаких критериев, которые должен учитывать суд при решении вопроса о допуске в качестве защитника иного лица. Очевидно, данный пробел попытался восполнить Пленум Верховного Суда РФ, в его постановлении «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» по этому поводу сказано: «При разрешении ходатайства обвиняемого, заявленного в соответствии с частью 2 статьи 49 УПК РФ о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника, суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу». Таким образом, Верховный Суд РФ полагает, что право на допуск в качестве защитника иного лица не является абсолютным. Вслед за Конституционным Судом он предлагает учитывать особенности дела и личность предполагаемого защитника.

Поэтому поводу можно найти точки зрения в науки уголовного процесса. Так, профессор М.С. Шалумов считает, что в судебных стадиях уголовного судопроизводства в качестве препятствий к допуску в качестве защитника иного лица могут выступать:

1) обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника (ст. 72 УПК РФ);

2) обстоятельства, указывающие на неспособность предполагаемого защитника оказывать юридическую помощь подсудимому и выполнять другие процессуальные обязанности защитника ввиду:

— отсутствия высшего юридического образования или практического опыта применения права (с учетом особенностей конкретного дела);

— отсутствия вообще какого-либо образования, неграмотности или малограмотности;

— наличия у лица психических или физических недостатков, препятствующих осуществлению им защиты (глухота, слепота, психическое расстройство и т. п.);

— нахождения лица в СИЗО в качестве подозреваемого (обвиняемого) по другому уголовному делу, либо в исправительном учреждении в качестве осужденного, и в силу этого ограниченного в свободе передвижения и действий;

— наличия нетрудоспособных иждивенцев (детей, престарелых, инвалидов), требующих ухода, вследствие чего данное лицо не может постоянно присутствовать в судебных заседаниях;

— состояния опьянения (алкогольного, наркотического и т. п.) во время явки в суд . [7]

Таким образом, в УПК должен быть закреплен закрытый перечень оснований, препятствующих допуску иных лиц в качестве защитников. В противном случае принятие судом решения об отказе в допуске является незаконным, поскольку противоречит систематическому толкованию статей 49 и 72 УПК РФ. Позиция же Верховного Суда РФ по этому вопросу явно расплывчата и не способствует обеспечению единообразия судебной практики и защите прав и законных интересов личности в уголовном процессе.

Список источников:

  1. Бернам У., Решетникова И. В., Прошляков А. Д. Судебная адвокатура. – СПб., 1996. – С. 21.
  2. Ильясов Р. Х. Судебная практика Верховного Суда РФ в обеспечении прав личности на получение квалифицированной юридической помощи в уголовном процессе // Следователь. – 2006. – № – С. 28.
  3. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 2007 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № – С. 20.
  4. Тартаковский Д. Ф. Защитник – близкий родственник // Адвокат. – 2005. – № – С. 35–40.
  5. Козлов А. Конституционное право на защиту // Законность. – 2015. – № – С. 29.
  6. Ларин Е. Г. Допуск лица, не являющегося адвокатом, в качестве защитника в стадии предварительного расследования: законодательство и практика // Законодательство и практика. – 2010. – № – С. 24.
  7. Шалумов М. С. Проблемы допуска в качестве защитника подсудимого иных лиц наряду с адвокатом // Уголовный процесс. 2015. № 1.

Добавить комментарий