Корякина Т.О. О некоторых вопросах квалификации насильственных половых преступлений

Молодежь. Образование. Общество:  материалы Международной НПК (Иркутск, 02 мая 2017  г.)

О некоторых вопросах квалификации насильственных половых преступлений

On some issues of qualification of violent sexual crimes

 

Корякина Татьяна Олеговна

Koryakina Tatyana Olegovna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП г. Иркутск

tanyshka1609@mail.ru

 

Аннотация. В  статье рассмотрены некоторые вопросы квалификации преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, так как на сегодняшний день активно продолжается борьба с подобного рода посягательствами. Акцент сделан на термин «насилие», так как в большей степени квалификация зависит от его наличия в процессе совершения преступления.

Annotation. In the article some questions of qualification of crimes against sexual inviolability and sexual freedom of the person are considered, as struggle against similar encroachments actively proceeds today. The emphasis is on the term «violence», since more qualification depends on its availability in the process of committing a crime.

Ключевые слова: изнасилование, половые преступления, насилие, насильственные действия сексуального характера, половое сношение, квалификация насильственных половых преступлений.

Keywords: rape, sex crimes, violence, violent acts of a sexual nature, sexual intercourse, the qualification of violent sexual crimes.

 

В данной работе проанализируем положения действующего российского законодательства, регламентирующего уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера.

Важной задачей уголовного права является совершенствование правовых норм и противодействий преступлениям против половой свободы личности и неприкосновенности. Необходимо определить, что одним из основных направлений совершенствования является правовая определенность состава насильственных действий сексуального характера.

Так же потребуется выработка рекомендаций для всеобщей практики применения статей 131-135 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Большинство авторов исследовательских работ по уголовному праву расценивают отграничения насильственных действий сексуального характера от изнасилования, поэтому считается важным уделить гораздо больше внимания такому освещению особенностей отграничения преступления, предусмотренного ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Насильственные действия сексуального характера плотно взаимодействуют с половым сношением и иными действиями сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ).

Как упоминалось ранее, объективной стороной преступления, предусмотренного статьей 134 УК РФ, состоит в насильственном совершении полового сношения, мужеложства или лесбиянства лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом заведомо не достигшим 16 лет. При этом потерпевшие обязаны осознавать и понимать характер и значение, совершаемых с ним действий. Моментом окончания преступления считается начало полового сношения, акта мужеложства или лесбиянства.

Вместе с вопросами квалификации против половой неприкосновенности и половой свободы личности, так же стоят общие вопросы квалификации преступлений, которые были совершены с применением насилия или его угрозой.

Всем известно, что в учениях уголовного права насилие делится на физическое и психическое. Что же касается уголовного закона, то к нему относится только физическое. Оно подразумевает реальное или возможное в будущем причинение физического вреда, под которым понимается нарушение анатомо-физиологической целостности человека. Физическое насилие может быть осуществлено в виде нанесения ударов, побоев, ранений покрова тела потерпевшего, с применением физической силы, оружия, предметов и даже путем отравления, опаивания средствами, которые могут одурманить жертву.

Если предусматривать ответственность за угрозу применения насилия, то данное обстоятельство законодатель отражает в диспозиции уголовно-правовых норм.

Абсолютно точно известно, что основным признаком насилия считается умышленная форма вины.

В Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации признак насилия наблюдается только в составах умышленных преступлений, тем самым являясь в них главным деянием или способом их совершения, направленным на достижение противоправных целей. Причинение человеку физического вреда по неосторожности не может выполнять функцию насилия как способа умышленного преступления. Отсюда вывод, что, если в результате насильственных действий жертве причинены общественно опасные последствия, то первые не должны поглощаться при квалификации признаком «применения насилия» и имеют необходимость в отдельной уголовно-правовой оценке.

Хочется отметить, насколько  точно подчеркнул Л.Д. Гаухман, что оговорка о форме вины необходима, поскольку неосторожное причинение смерти или вреда здоровью не будет считаться признаком, характеризующим насилие как опасное для жизни или здоровья, и если такие последствия в результате насильственных действий наступают, то при отсутствии других критериев опасности для жизни или здоровья, насилие необходимо расценивать как не опасное.  [1] Например, в процессе грабежа с применением насилия, потерпевший споткнулся и в результате падения на твердый грунт получил черепно-мозговую травму, от которой впоследствии скончался.

Насилием, опасным для жизни или здоровья, по способу является то насилие, которое не привело к причинению вреда здоровью или смерти, однако обстоятельства, при которых преступник совершал насильственные действия, свидетельствовали о том, что он осознавал реальную возможность причинения указанных последствий.

Объединение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по данному вопросу позволяет нам установить, что к опасному насилию следует относить: введение в организм потерпевшего против его воли или путем обмана опасного для жизни или здоровья сильнодействующего, ядовитого или одурманивающего вещества, использование животных (например собак), представляющих немалую опасность для жизни или здоровья человека, оставление обездвиженного потерпевшего в холодном помещении, удушение, сталкивание его с большой высоты или выталкивание из движущегося транспортного средства, нанесение различных побоев в область жизненно важных органов, применение огнестрельного оружия или даже взрывных устройств.

Если же отсутствуют критерии, которые позволяют  судить о том, что примененное насилие, так или иначе представляло некую опасность для жизни или здоровья, насилие будет расцениваться как не опасное для жизни или здоровья.

Так, если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них потерпевшему лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части ст. 131 или ст. 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 УК РФ.

Действия лица, умышленно причинившего в ходе  изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера тяжкий вред здоровью потерпевшего, что привело по неосторожности к его смерти, при отсутствии иных квалифицирующих признаков, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 или ч. 1 ст. 132 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ. [2]

Под действие статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации попадают действия сексуального характера, совершенные в отношении малолетних в возрасте от 12 до 14 лет только в том случае, если они совершены добровольно, с личного согласия самого потерпевшего. Несмотря на это, часто встречаются ситуации, когда согласие малолетнего потерпевшего на гомосексуальный контакт, иные подобные действия явилось результатом как физического насилия, так и угрозы его применения, а в других случаях – введения в заблуждение.

Гомосексуальный контакт в подобных ситуациях с виду выглядит без принуждения, то есть добровольно. Но, данные деяния необходимо квалифицировать не по ст. 134 Уголовного кодекса Российской Федерации, а рассматривать как насильственные действия гомосексуального характера по признаку использования беспомощного состояния потерпевшего и квалифицировать по статье 132 УК РФ, так как согласие в таких случаях не может признаваться действительным.

Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, правильно расценивать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или  психического состояния (психическое расстройство, слабоумие или физические недостатки, болезненное состояние), возраста (престарелое или малолетнее лицо) или иных обстоятельств, не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. Исходя из этого, лицо, которое совершает изнасилование или насильственные действия сексуального характера должно отдавать себе отчет о том, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Данные признаки беспомощного состояния в своих сущностных характеристиках, безусловно относятся ко многим ситуациям совершения сексуальных преступлений против  детей.

В Российской Федерации возраст сексуального согласия наступает с 16 лет. Например, если в брачных отношениях состоят лица, одному из которых исполнилось 18 лет, а другой не достиг возраста сексуального согласия, то половое сношение меду ними преступлением считаться не будет, но, данная норма  распространяется только на половые контакты после заключения брака. Это говорит о том, что даже после регистрации брака партнер, старший по возрасту имеет риск быть привлеченным к ответственности за половые сношения, совершенные до указанного момента.

Взяв во внимание теоретический анализ, можно считать, что категория понимания потерпевшей (им) характера действий виновного, подразумевает правильное отражение их содержательной стороны, основанное на информированности потерпевшей (его) в вопросах пола; в существе сексуальных взаимодействий между полами, традиционных формах их проявлениях, в принятой общественной моралью промежутка начала половой жизни, в физиологии половых отношений, а так же деторождения, зачатия и функциональных особенностей, как у женщины, так и мужчины.

Простыми словами потерпевшее лицо должно понимать и осознавать характер действий, совершаемых над ней виновным, которые могут привести к нежелательным последствиям.

Особое внимание хочется уделить мерам уголовно-правового характера предупреждения половой преступности.

Небольшой анализ диспозиций норм, предусмотренных ст. ст. 131-132 Уголовного кодекса Российской Федерации  а так же некоторых проблем квалификации представлен в работе М. А. Андреевой. [3]

В Российской Федерации установлена уголовная ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера. Деление этих преступлений осуществлено по типу или способу совершения полового акта и субъекту, все остальные элементы состава преступлений идентичны.

Безусловно, следует отметить, что различия в конструкции ст. ст. 131 и 132 УК РФ несерьезны; а конструкции квалифицированных и особо квалифицированных составов, а также сроки и размеры наказания идентичны. Но, придерживаясь мнения, что каждая уголовно-правовая норма должна быть криминологически обоснованной, т.е. отвечать и целям и задачам уголовной политики, считаем целесообразным проанализировать данные нормы.

Криминологическая обоснованность такого искусственного разделения данных посягательств не вызывает большого доверия. Думается, что разделение составов преступлений было произведено в зависимости от формы полового акта. Так, ст. 131 УК РФ устанавливает ответственность за насильственный половой акт, совершенный в естественной форме. Статья 132 УК РФ в своей диспозиции устанавливает ответственность за насильственный половой акт, совершенный как раз наоборот — в неестественной форме (здесь имеется в виду как анально-оральные контакты, так и насильственные действия преступника в отношении лица такого же пола, т.е. лесбиянство и мужеложство). В целом ситуация понятна, однако из данной цепочки выпадает событие, как совершение насильственных действий (по существу — изнасилования), совершенное не мужчиной в отношении женщины, а женщиной в отношении мужчины. При данном уголовно наказуемом деянии сам по себе половой акт имеет естественную форму, однако ответственность за его совершение регламентируется ст. 132 УК РФ, хотя, следуя логике законодателя, должна охватываться диспозицией ст. 131 УК РФ. Нормотворец в свою очереь ограничивает пределы действия ст. 131 УК РФ, указав в качестве жертвы только лица женского пола. Я считаю, что так быть не должно. Сам по себе факт изнасилования, т.е. насильственного полового акта между лицами разного пола допустим, однако уголовно-правовому регулированию по ст. 131 УК РФ не подлежит. Отсюда отметим, что разделение ст. ст. 131 и 132 УК РФ искусственно. Уголовным законом охраняется половая свобода, т.е. возможность человека самостоятельно решать, с кем и в какой форме удовлетворять свои сексуальные потребности [4]. Соответственно, законом охраняются отношения как традиционные (взаимоотношения между мужчиной и женщиной), так и нетрадиционные (взаимоотношения между мужчинами и взаимоотношения между женщинами). Самостоятельно человек решает и вопросы о форме удовлетворения своих сексуальных потребностей (естественной или неестественной). Не стоит забывать, что сексуальные отношения составляют неотъемлемую часть человеческой жизни. Они регулируются главным образом посредством норм морали (нравственности), отчасти (косвенно) — нормами семейного законодательства, в дальнейшем реализуясь в брачных и внебрачных взаимоотношениях полов.

Уголовное право не составляет позитивного регулятора сексуальных отношений, устанавливая запреты совершать деяния, которые, как мы видим, противоречат сложившимся в обществе принципам так называемой половой морали и естественным правилам человеческого общежития. Если рассматривать ситуацию в данном контексте, то разделение будет нецелесообразным. Кроме того, изнасилование — это разновидность насильственных действий сексуального характера. Поэтому думается, что наиболее оптимальным было бы исключение ст. 131 УК РФ из Уголовного кодекса России и соответствующее расширение диспозиции ст. 132 УК РФ.

Если учесть ситуацию в зарубежных странах, то например, в Украине не происходит такого разграничения.

Исходя из вышеизложенного, хочется сказать, что есть необходимость более детально разъяснить, что следует понимать под половым сношением, мужеложством, лесбиянством и иными действиями сексуального характера.

Скорее всего, наиболее правильным и целесообразным будет размещение указанных понятий в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11, где в последующем возможно закрепление этих понятий.

Список источников.

  1. Гаухман Л. Д Проблемы квалификации насильственных преступлений / Л. Д. Гаухман // Уголовное право. — 2014. — № 5. С. 40.
  2. Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2004. — № 8. С. 6.
  3. Андреева М. А. Предупреждение половой преступности мерами уголовно-правового характера / М. А. Андреева // Российский следователь. – 2010. — № 7. – С 17-20.
  4. Рарог. А. И. Уголовное право России. Часть общая и особенная / А. И. Рарог. — М.: Проспект, 2003. – 310с.

Добавить комментарий